четверг, 24 февраля 2011 г.

Февраль, уходи!

Я тут подумал, что последние февральские морозы напоминают распространенный тип миссий в компьютерных играх - тот, в котором нужно сдерживать натиск врагов до истечения определенного количества времени. Как известно, когда времени остается совсем немного, каких-нибудь секунд 30, начинается последняя волна супостатов, самая сильная. И ты из последних своих сил пытаешься ее сдержать, про себя повторяя "Быстрее!". И вот, время закончилось, к тебе на базу врываются двадцать рыцарей, вместе с королем Утером, а на улице наступают теплые весенние деньки.

Немного копипасты, в духе Сартра

Жир... Жир был повсюду; он заполнял все пространство, я буквально утопал в нем. Не было ни единого уголка, где я бы мог спастись от Жира, даже воздух постепенно стал превращаться в Жир.
Скоро я начал понимать, что рано или поздно Жир поглотит и меня. Это было неизбежно.

начну я, пожалуй, со своего небольшого рассказа.

Человек, который любил только своего кота.

     Петр Адамович дотянулся рукой до будильника, выключил его и сел на кровать. Затем нашарил ногами тапочки и лишь после этого полностью
открыл глаза. Его взору предстала знакомая с детства комната. Петр Адамович зевнул, потянулся и отправился в ванную. Там он умылся и взглянул на себя в зеркало - та же залысина,
те же морщины, те же мешки под глазами.
      Через несколько минут, когда на плите уже потрескивала сковородка с яичницей, Петр Адамович включил телевизор, и сразу же попал на канал новостей.
 -...происшествия. По предварительным данным подростки забрались на крышу метропоезда на станции Пушкинская. Одного из них нашли в перегоне Пушкинская-Баррикадная, второго - у 
въезда на Баррикадную. Оба подростка скончались на месте от многочисленных переломов до прибытия скорой помощи...
"Вот же дебилы! - воскликнул Петр Адамович,- это ж надо додуматься, кататься на крыше поезда! Каким местом они думали, спрашивается, а?"
-...К другим новостям. Президент России и председатель КНР подписали вчера в Пекине соглашение о поставках российской военной техники в Китай..."
"Не, ну что за идиоты там в правительстве сидят, а! Узкоглазых и так уже пруд пруди, так мы их еще и оружием снабжаем! Ё-маё, что делается!"
 "Мяу!" - послышалось из-под стола.
 "Борька! Привет, котёнок ты мой! Жрать хочешь? Сейчас мы тебя покормим." Борьке было уже 8 лет, но Петр Адамович все-равно назвал его котенком, возможно в знак протеста против
и его, и своей старости. Надо сказать, Борька был единственным живым существом, которое он любил.  Людей Петр Адамович терпеть не мог, он не понимал - почему люди совершают такие глупые поступки, говорят такие глупые вещи? В конце концов, он пришел к выводу, что он умнее всех тех, с кем ему приходится иметь дело, но эти люди в силу своей ущербности даже понять этого не способны. Даже со своей женой, Зинаидой Алексеевной, он развелся по той же причине - как он рассказывал своим сослуживцам: "Достала она меня своим маразмом! Ну не мог я дальше этот ее бред терпеть! Сериалы какие-то дебильные вечно смотрит, с подругами своими дебильными болтает! Все, сказал я ей, хватит с меня!" . Детей у них не было, и чтобы хоть как-то скрасить свое одиночество он завел себе кота, к которому, конечно, сильно привязался.
     Пока Петр Адамович кормил своего питомца и комментировал новости на плите сгорела яичница. Он выкинул испорченное блюдо в мусорное ведро, довольствуясь на завтрак одним только 
яблоком, и уже через 15 минут вышел из квартиры. Дождался лифта, поморщился от запаха и спустился вниз. Был бы Петр Адамович помоложе - спускался бы по лестнице, но сейчас ему
уже за 50, да и двенадцатый этаж - не третий.  
      На лавочке у подъезда два местных алкаша, Семеныч и Аркаша, глушили "три семерки". 
-Дороф, Адамыч!, - гаркнул Аркаша.
-И вам, мужики не болеть!, - ответил Петр Адамович. Про себя же он подумал - "Вот ведь кретины то, а! Нет чтобы работу нормальную найти, а они бухают, да и еще в такую рань.
Пользы от них никакой, раньше таких хоть сажали..."
     С такими мыслями Петр Адамович дошел до своих старых жигулей и завел мотор. Через 10 минут он уже стоял в пробке на шоссе Энтузиастов. За то время, что поток двигался к центру,
Петр Андреевич успел обругать водителей не менее двух десятков машин, разумеется про себя. На работу он приехал только через полтора часа.
      Работал Петр Адамович старшим инженером в конструкторском бюро. За 8-часовой рабочий день он успел мысленно обозвать идиотами, кретинами, бездарями и тупицами семерых 
работников помладше, начальника и двух буфетчиц.
     Домой Петр Адамович вернулся в половину восьмого вечера. Пройдя три метра от своей машины его чистые, выглаженные брюки покрылись жидкой грязью - рядом с ним по луже
промчалась иномарка. Петр Адамович, уже не сдерживаясь, отправил ругательства в сторону удаляющийся машины. Он был зол. Очень зол. На самом деле, от всех свалившихся на него
за сегодня неприятностей он просто кипел от злости.
      На лавочке все так же сидели алкаши, но теперь их было уже трое, к ним присоединился Михалыч. Петр Андреевич прошел быстро них быстрой нервной походкой и зашел в подъезд. Нажал на кнопку лифта и в открывшейся кабинке обнаружил
собачьи фекалии. Петр Адамович побагровел, но все равно зашел в лифт и доехал до своего этажа.      Где-то в голове у него проскакивала мысль о собственном доме, как о спасительном
месте от всех бед этого мира. Но едва открыв зайдя в свою квартиру, он почувствовал крайне неприятный запах. Его источник нашелся быстро - Петр Адамович стоял на коврике,
обильно покрытым содержимым желудка его любимого домашнего питомца. "АХ ТЫ ЕБАНАЯ ТВАРЬ!!!",- завопил он и бросился в поисках кота.
   На кухне Борьки не было, но там Пету Адамовичу на глаза попался лежащий в раковине большой нож, который он тут же и схватил. "УБЬЮ СУКУ!",- завопил он пуще прежнего и бросился искать питомца. После непродолжительной погони старое, плотно откормленное животное было зажато в угол между комодом и стеной. Петр Адамович, повинуясь видимо какому-то древнему охотничьему инстинкту, издал боевой нечленораздельный крик и воткнул нож в спину несчастного Борьки. Сила удара была такова, что пригвоздила несчастно убиенное животное к паркету. Затем Петр Андреевич встал над агонизирующим тельцем. С минуту глядел пустым бессмысленным взглядом на расстекающуюсь лужицу крови. Потом всхлипнул. Затем резко заорал "ДА ЕБИСЬ ОНО ВСЕ КОНЕМ!", разбежался и прыгнул головой в закрытое окно. Старое советское стекло естественно не было рассчитано на то, чтобы выдержать удар такой массы, поэтому с громким звоном разбилось , позволив Петру Адамовичу лететь дальше. А дальше направление его полета пошло резко вниз.    
      Мужики, пившие портвейн на лавочке, конечно же удивились такому пришельцу с неба. Они обступили тело Петра Адамовича, грязно матерясь от испуга.
-Мужики, да это ж Адамыч из семьдесят третьей!,- воскликнул Михалыч;
-Окочурился, епта, с окна выпал, небось...,- произнес Аркаша;
-Да и хуй с ним, помер так помер. Злой он был какой-то...,- закончил Семеныч.